Global Ukraine

«Украина сегодня – как Израиль до ICQ»: инвестор Эйтан Кац о запуске фонда для украинских стартапов

18

Источник: ain.ua

Автор: Майя Яровая

Израильский предприниматель Эйтан Кац объявил о намерении запустить новый венчурный фонд, который будет инвестировать исключительно в украинские софтверные стартапы. Уже сегодня на сайте Neo.vc можно оставить заявку на прохождение 6-месячной акселерационной программы, которую планируют запустить в июле. Инвестировать в стартапы будут от $25 000 до $250 000. AIN.UA расспросил Эйтана, чем его программа отличается от других и почему он выбрал для своего нового фонда именно Украину.

Эйтану Кацу 47 лет. Профессиональную карьеру он начал в Израильской армии как разработчик, продолжил в компании Mercury Interactive, до того, как она стала флагманом hi-tech индустрии Израиля. Весной 2017 года начал программу поддержки украинских стартапов. Сегодня Эйтан является ментором израильских и американских акселераторов и стартапов, читает лекции студентам университетов в Израиле о технологиях и искусственном интеллекте.

Какие программы ранее запускали? Расскажите об их результатах и самых известных участниках.

В Израильской армии я получил профессиональную подготовку разработчика, а потом несколько лет занимался маркетингом, продажами и консалтингом и открыл собственный бизнес. Больше четырех лет я жил и работал в США, из них два с половиной года занимался созданием и развитием глобального инкубатора для HP. По моим данным, это был самый крупный внутренний инкубатор в мире: больше 150 проектов прошли через него — в среднем 60 стартапов в год. На мне было и создание продуктовой линейки, и поддержание главного процесса – превращения идеи в продукт. Часть методики я разработал сам, часть адаптировал из чужих наработок.

Мы обеспечивали стартапы ресурсами и контролировали их эффективное использование. Создали для стартапов инновационные хабы по всему миру. Чтобы лучше представлять масштаб того проекта, напомню, что всемирная сеть НР тогда охватывала 300 000 людей. Тот опыт я хочу использовать для своего собственного бизнеса – именно этим я сейчас занимаюсь в Украине.

Последние два года я, как ментор, помогаю стартапам и лидирующим акселераторам в Израиле. Самый известный из них – Tech for Good (инвестиционный акселератор, который совмещает решение бизнес и социальных задач). Работаю также с представительствами Facebook и Microsoft в нашей стране, Израильскими воздушными силами и преподаю в нескольких университетах.

В чем интерес израильских инвесторов — почему именно Украина?

Конечно, мне было бы комфортнее заниматься этим в Израиле, и я думал об этом. Но даже самый хладнокровный предприниматель всегда смотрит на неосвоенные рынки.

Я хочу быть в таком месте, где мне может быть труднее начать, но где мое влияние будет более заметным, а вознаграждение – более ощутимым. Если я во второй тысяче инвесторов, мне нужно выдержать значительную конкуренцию, чтобы обеспечить значительный поток сделок. Если я 11-ый, очевидно, что мои шансы найти и поддержать успешные стартапы гораздо выше.

Украина отличается перспективной экосистемой и многочисленными талантами в сфере IT. Но 90% этих талантов работает на большие компании и получает там зарплаты. Я уверен, что среди этих людей много настоящих предпринимателей, которые смотрят на своих коллег в других странах и понимают, что заслуживают большего.

Я убежден, что в Украине это тоже случится. Потенциал здесь просто невероятный. Когда я впервые приехал в Киев в марте, это ощущение еще больше усилилось.

Сравните украинскую и израильскую экосистемы. Как вы оцениваете уровень Украины на сегодня?

Я вижу много сходства между уровнем развития предпринимательства в Украине сегодня и тем, как это выглядело в Израиле в начале 90-х. У нас тогда был поток блестяще подготовленных профессионалов, которые прошли армию (наша армия очень продвинута в технологическом плане). У нас не было других ресурсов тогда – только человеческие. Были подготовленные люди, но не было предпринимательской инфраструктуры в стране.

И тогда в игру вступило государство. Первый венчурный капитал в Израиле был именно государственным. Следом начался и поток инвестиций извне, вначале из США, позже – из Европы и Китая.

Сыграл существенную роль и фактор иммиграции. В начале 90-х население Израиля увеличилось на 1,5 млн благодаря иммигрантам из бывшего Советского Союза. Многие из них были хорошо образованными и профессионально подготовленными. Это привело к всплеску талантов в стране.

Но сегодня ситуация быстро меняется. Все больше украинцев свободно говорят по-английски, пользуются интернетом, смотрят такие сериалы, как «Кремниевая Долина», путешествуют по миру. Я верю, что это вопрос одного поколения. Поколение Z изменит картину полностью. Все, что вам нужно сейчас – несколько историй успеха, о которых все узнают и будут говорить.

Именно так случилось в Израиле. Маленькая компания по имени Mirabilis разработала ICQ – первый мессенджер в мире, который был куплен гигантом AOL за более чем $289 млн. Фотография трех молодых израильтян разлетелась по всему миру. Это был тот самый первый экзит, который изменил все. Каждый израильтянин смотрел на них и говорил: «Я тоже хочу быть таким, как изобретатели ICQ».

Я часто повторяю, что Украина сегодня – как Израиль до ICQ. Даже если большого бума пока не наблюдается, в таких огромных странах, как ваша, всегда можно найти настоящие бриллианты – людей и идеи, которые проторят правильное направление для остального населения. Всего пару успешных примеров – и каждый захочет стать предпринимателем. Вот я, например, активно использую в своем ноутбуке платформу Grammarly, разработанную двумя молодыми украинцами.

Еще одна причина моего интереса к Украине – личная. Мои дедушка и бабушка и их родители – выходцы из Черновцов. Перед тем, как приехать сюда в первый раз, я очень много всего прочитал об Украине.

А как насчет Looksery? Для Украины это, пожалуй, успех сродни ICQ для Израиля.

Никогда не слышал о Looksery, но выглядит очень интересно.

Когда вы стартуете в Украине и как стартапам к вам попасть?

Я уже веду активный поиск средств для этой программы, отслеживаю поток инвестиций и инвестирую в нее собственные средства. В июле в Киеве пройдет 4-недельный буткэмп для стартапов. Это будет очень интенсивный лагерь, с большим количеством практических семинаров, с хакатоном и специальным демо-днем для инвесторов.

Участие платное (2500 грн с человека или 6000 грн с команды), но мы готовы вернуть входную плату самым активным и успешным участникам. К сожалению, деньги – часть того, что доказывает серьезность намерений. Мы приглашаем 10-12 украинских стартапов и тренеров для них из Долины, Израиля и Украины, которые специализируются в маркетинге, продажах, бизнес-стратегии и бизнес-развитии. Буткэмп поможет командам стартовать: трансформировать их идею в финансируемую бизнес-модель. Мы будем работать со стартапами над основами (создание и поддержание ценности) и пакетом (сторителлинг и питчинг).

Лучшие участники получат возможность пройти в 6-месячную акселерационную программу, которую мы запустим в июле.

В вашу акселерационную программу можно попасть только через буткемп?

Нет. Буткемп — как вариант вхождения в программу. Но можно пойти более традиционным путем: заполнить форму на сайте neo.vc, получить приглашение на личную встречу с командой фонда, подать презентацию и другие письменные материалы, которые дают представление о вашей идее и бизнес-намерениях. В случае соответствия проекта ключевым критериям, возможна еще одна личная встреча для более детального общения.

Если все ок, стартап переходит на этап due diligence – комплексной проверки соответствия проекта программе.

Расскажите подробнее о своей акселерационной программе. Чем она отличается от остальных?

Программа neo.vc – это не акселераторская программа по сути. Это начальная программа (seed program) с двумя целями:

— удвоить процент стартапов, которые перейдут в следующий раунд (раунд А),

— сократить начальный этап с 12-18 месяцев до 6.

Наш отправной пункт отличается от других. Мы не про менторство, пространство и нетворкинг с инвесторами. Мы и есть инвесторы. Но поскольку мы знаем, что именно убивает стартапы, мы обеспечиваем высокой гарантией как раз то, что необходимо для избежания ошибок. Как мы это знаем? Мы уже провели около 200 «экспериментов», чтобы построить такую фабрику. Будет ли это безупречным и простым решением (той самой серебряной пулей)? Нет. Стартапы всегда терпят неудачу. Но мы можем значительно уменьшить процент этих неудач.

Базовая концепция в том, чтобы превратить стартовую неуверенность в достоверность с почти научной точностью. Я хочу, чтобы начинающие предприниматели все делали правильно с первой попытки. Вместо того, чтобы просто инвестировать деньги, я хочу инвестировать ресурсы и знания. Такая модель называется активной. Противоположная ей схема, пассивная – когда в стартапы слепо инвестируются деньги. Мы называем это глупыми деньгами (простите).

Благодаря активной модели мы обещаем инвесторам, что увеличим возврат их средств благодаря удвоению числа стартапов, которые перейдут на второй уровень. Стартапам мы тоже обещаем двойную скорость роста их достижений. Это возможно благодаря растягиванию их дистанции пробега на первом этапе, что позволяет им в самом начале сделать больше ошибок, при этом оставаясь устойчивым бизнесом.

После 6 месяцев работы с нами стартапы становятся достаточно зрелыми, чтобы перейти на следующий этап развития. В случае работы по пассивной схеме на это обычно уходит до 18 месяцев. Есть хорошая пословица на английском: You can hit the ground running (когда ты бежишь, ты нагреваешь землю, другими словами – всегда готов к новому уровню достижений).

Вы будете предоставлять финансирование резидентам? Какая сумма и на каких условиях?

Фонд готов инвестировать в стартапы от $25 000 до $250 000. Условия инвестирования с каждым стартапом обсуждаются индивидуально.

Первые сотрудники стартапов также будут нашими (спонсоры не в счет). Это одна из форм наших инвестиций человеческими ресурсами: мы можем обеспечить стартапу, с которым работаем, и ментора, и бухгалтера, и разработчика — любого необходимого сотрудника. Такой подход позволяет нам укоротить длинный процесс найма, уменьшить количество ошибок в этом процессе и т.д.

Вы заявили, что инвесторы фонда — только частные лица, а не компании/институции. Это что-то вроде сообщества бизнес-ангелов? Они участвуют анонимно? Опишите структуру фонда и его основные принципы инвестирования.

Нет, они живые люди с реальными именами. Если они хотят – могут скрывать свое имя. Мы ждем не просто инвесторов, которые хотят инвестировать в стартапы, а тех, кто инвестирует в венчурный капитал. Частные инвесторы – в первую очередь. Сейчас минимальная сумма для входа инвесторов в наш проект – $100 000. Мы работаем над дополнительной, краудфандинговой моделью, которая позволит участвовать всем желающим, без требования минимальной суммы на входе. Мы дополнительно объявим о начале этого этапа.

Почему решили запустить акселерационную программу исключительно для софтверных компаний?

Это то, в чем у меня есть опыт и знания. Я верю, что могу быть по-настоящему полезен только там, где у меня есть личная экспертиза. В отдельных случаях мы допускаем компонент hardware или что-то еще, более узконаправленное. Главное – чтобы это было потенциально интересно таким гигантам рынка, как, например, Google или Apple. Как инвестор я должен видеть перспективу приумножения вложений и устойчивого развития бизнеса.

Как и по каким критериям будете отбирать участников?

На прошлой неделе я встречался с представителями пяти украинских стартапов, оценивал их с самых разных точек зрения. Учитывал даже язык тела и уровень высокомерия. Если они считают, что уже все знают, я не могу им помочь. Мне интересны те, кто хотят учиться вместе со мной.

Я делаю ставку на критерии классического треугольника, которым пользуются инвесторы для выбора идеального кандидата: люди (интуиция), рынок (размер вложений) и технологии/продукт (что-то уже созданное). Мои личные приоритеты – люди и технологии (= прототип, концепт).

В каждом проекте должен быть какой-то элемент уникальности: в технологии, в знаниях основателей или в их опыте (или в любой комбинации перечисленного). Я не ожидаю, что стартап может изобрести собственную бизнес-модель (хотя, конечно, это было бы круто). Инновация в бизнес-модели — это про существующее для нее решение. Например, бесплатный aпп как часть платного приложения, который совместим с системами стоимостью в тысячи долларов, — вот что может подточить индустрию. Это не значит, что стартапу нужно внедрить бизнес-модель с самых первых шагов.

Человек, который приходит с ней ко мне, должен быть не только хорош в технологиях, но и быть блестящим предпринимателем по своей природе. Уверенным и одержимым. И вот здесь хитрый момент. Это должно быть сочетание уверенности в своих силах и скромности. Вы должны принять для себя, что единственный путь вперед – изучение нового.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.