Евгений Уткин: «Прежде чем строить элитное жилье, нужно создать элиту»

158

Автор: Оксана Онищенко
Джерело: Зеркало недели

Евгений Уткин — известный меценат и бизнесмен, основатель и президент крупного хай-тек холдинга. Повод, по которому мы встретились с известным социально-ответственным бизнесменом, не радостный. Один из его проектов — Дом образования и культуры «Мастер Класс» вынужден покинуть родные стены и искать новое помещение. Очередное повышение арендной платы стало последней каплей. Но кому нужны в стране социально значимые проекты в сфере культуры и образования? Почему до сих пор это только частная инициатива неравнодушных спонсоров? Да, у государства нет средств. Но помощь может заключаться не только в них.

Евгений Владимирович, расскажите немного о Доме образования и культуры «Мастер Класс».

Я являюсь сооснователем «Мастер Класса» (основатель — Ирина Буданская), помогаю проекту стратегически и материально. У меня была мечта сделать проект, связанный с культурой и обеспечивающий сквозное образование: от детского образования до бизнес-школы. Поскольку я много путешествовал и учился в Европе и Америке, наслышан был о таких умных словах, как «частно-государственное партнерство». Вот с этой идеей в 2008-м мы и хотели сделать «Мастер Класс».

Тогда я беседовал с руководством страны и города. Суть моего предложения была такой: мне дают в аренду какое-то помещение сроком на 25 или, скажем, 49 лет, чтобы я не занимался инвестициями в квадратный метр, а инвестировал в контент, собирал команду. В Лондоне у меня получилось добиться успеха и разместить компанию на бирже, а здесь — нет. Видимо, был недостаточно убедителен.

Поэтому мы просто арендовали хорошее помещение в центре Киева, на Лаврской, 16-а (бывшая обувная фабрика), и сделали там наш Дом образования и культуры «Мастер Класс». Это действительно дом, когда детки, подростки, юные и пожилые люди живут в одном доме. Когда там есть и театр, и образование, и рисование, и музыка. В Доме открыт киевский центр классической музыки, центр джазовой музыки, театральные студии. Здесь изучают и языки, и информационные технологии, и реализовывают различные стартапы. За эти восемь лет в «Мастер Классе» прошли тысячи культурных событий. Только джазовых концертов «Тема с вариациями.Live», которые ведет Леша Коган, было 294. Мы приютили Волошинскую сцену международного музыкального фестиваля «Джаз-Коктебель».

Что стало последней каплей, почему «Мастер Класс» вынужден уйти?

За восемь лет мы заплатили за аренду огромную сумму — несколько миллионов долларов. Нам повышали арендную плату 12 раз, в том числе за последний год — несколько раз.

У нас не безвыходная ситуация, просто мы слишком много вложили в этот проект. И не только арендной платы. Дом — это ведь не стены, это то, что происходит внутри. Это намоленное место такое. И мне кажется, что наше соседство с Лаврой было очень гармоничным. Я не уверен, что так же гармонично на этом месте будет смотреться какой-то т.н. элитный жилищный комплекс или бизнес-центр. Поэтому считаю, что, прежде чем строить элитное жилье, нужно сначала создать элиту. А элита — это прежде всего Культура. С этим у нас еще нужно поработать, мне кажется.

Кому принадлежит помещение, которое Вы арендовали?

Есть юридическое лицо — фирма «Киев».

Хочу подчеркнуть, что никаких юридических или других претензий, кроме моральных, к владельцам помещения у меня нет. Это никакой не конфликт — одна частная кампания арендовала у другой жилье. Все законно. Это просто отношение, понимаете, к тем, кто делает то, чего не хватает в стране. Когда вы становитесь государственным деятелем, например, народным депутатом или президентом, то ваша ответственность за все в государстве возрастает на порядок. Поэтому, на мой взгляд, ответственность за то, что происходит в стране, у этих людей по определению должна быть выше. У нас публичность превратилась в популизм.

Вы сказали: «делать то, чего не хватает в стране». А чего не хватает?

События последних двух лет ярко демонстрируют: все то, что случилось с Крымом и Восточной Украиной, — это, собственно говоря, гуманитарная катастрофа, которая является следствием отсутствия гуманитарной политики. Потому что государство не занимается культурой.

За 25 лет не было построено ни одного театра, концертного зала. Влад Троицкий, я считаю, — это человек, который для современной Украины является одним из компасов, магнитов духа, ориентиром. Практически все, что он зарабатывал как бизнесмен, он вложил в частный театр. Сегодня его проект «ДахаБраха» — это посол №1 в мире от Украины. На протяжении нескольких лет ребята ездят по всему миру и промотируют нашу страну, показывая, что мы — не просто зона конфликта, а страна, где есть таланты.

Второй его проект Dakh Daughters недавно вернулся из большого турне по Америке, до этого были во Франции. Вся французская пресса пишет о Dakh Daughters. И сегодня, мне кажется, государство должно быть заинтересовано в том, чтобы дать площадку таким талантам. Влада Троицкого приглашают везде.

Второй пример — «Джаз-Коктебель». Это не просто какой-то красивый джазовый проект Лилии Млинарич, это идеологический фронт. Мы делаем свой «Джаз-Коктебель», и на него приезжают очень высокого класса мировые джазовые исполнители из Европы. Для них крымский фестиваль «Джаз-Коктебель» находится у нас, в Киеве. Почему эти проекты не имеют никакой государственной поддержки? Ну дайте хоть какую-то площадку бесплатно!

То есть все это — частные инициативы? Государство в них ничего не вкладывает?

149745Абсолютно частные. Государство? О чем вы говорите! В прошлом году киностудия им. Довженко за полтора месяца до проведения кинофестиваля Гогольfest объявила о том, что нужно заплатить крупную сумму для аренды помещения. Я не понимаю этого примитивизма по принципу «курица-яйцо». И надо понимать, что, если ты дал возможность развиться таким проектам, как Гогольfest, «Джаз-Коктебель», Jazz in Kiev (этот фестиваль сегодня, наверное, входит в топ-10 фестивалей мира), ты сделал важное дело для страны.

То, что мы должны менять свой дом, для меня не катастрофично. Мы найдем новый дом, просто это еще раз подчеркивает, что и государство, и те, кто имеет ресурсы (финансовые, властные), крайне пренебрежительно относятся к людям. Понимаете, сейчас передовые страны борются за то, чтобы к ним приезжали таланты.

Всем известный факт: Украина по количеству талантливых сертифицированных программистов однозначно входит в ТОП-3 в Европе. Нужно бороться за эти таланты, давать им площадку. Но у нас это не делается. Огромные средства государственного и местных бюджетов, выделенные на культуру, уходят на содержание зданий. Да отдайте вы какое-то советское убитое здание, которое никем не эксплуатируется, либо в частно-государственное партнерство, либо в частную собственность. Дайте людям площадку, которую талантливый человек мог взять бы на месяц и сделать там красивый мега-проект. Почему мы упускаем такую возможность?

Но что же нам делать с молодежью, которая не видит здесь перспектив, которая хочет уехать учиться в тайной надежде сюда больше не возвращаться?

Я абсолютно нормально отношусь к тому, что люди уезжают. Нужно просто создавать условия, чтобы они, во-первых, возвращались или работали на страну. Есть прекрасный пример — Индия и Китай. В США работает довольно много выходцев из этих стран. Но они потом возвращаются домой и продолжают работать на свою страну. Я называю это «эффект машины времени», когда ты работаешь на каком-то развитом рынке, например, в Силиконовой долине, приобретаешь знания, которые будут востребованы через несколько лет и в твоей родной стране. Затем эти люди возвращаются, имеют опыт и могут строить у себя на родине успешный бизнес.

На сайте Вашей компании в информации о вас кроме прочего отмечено «строитель мостов обмена знаниями между Востоком и Западом». Что это за мосты?

Еще 26 лет назад я основал компанию «Квазар-микро», ставшую пионером в высоких технологиях. Наша миссия состояла как раз в строительстве этих мостов. Мы привлекали в Украину компании и новые технологии для развития нашей экономики, создавали продукты для внешнего рынка. Мы ставили задачу — капитализировать знания, когда-то накопленные в Советском Союзе: физику, химию, математику, микроэлектронику, нанотехнологии, информационные технологии, телекоммуникации. Это с одной стороны. С другой, — я учился в топовых бизнес-школах: INSEAD (Франция), IMD (Швейцария), Berkeley (США), ESE (Бразилия), the Wharton School (США), CEIBS (Китай). В принципе, учиться — это мое хобби. Идеи, увиденные мной во время путешествий по миру и в период учебы, мы реализовали в «Мастер Классе», на Гогольfest, в «Борще». Это такой подход, когда и в образовании, и в культуре, и в бизнесе самое главное — создать инкубатор, такую интеллектуальную площадку, куда приходили бы и делали свои проекты предприниматели, деятели науки и искусства. Здесь основная задача предпринимателя и государства — создать инфраструктуру и бросить семя. А дальше люди сами все сделают.

Как Вам кажется, в Украине сейчас можно получить качественное образование? Если очень захотеть, если вложить в это средства?

Думаю, сейчас качественное образование можно получить где угодно. Ведь сегодня довольно много онлайн-образования. Но мне кажется, сначала нужно построить фундамент, а потом образовываться. Ведь образование — это процесс длиною в жизнь. Человек должен всегда учиться: средняя школа, университет, курсы.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.