Global Ukraine

Народная дипломатия в США: интервью с Николаем Воробьёвым

34

Проект Global Ukraine розвиває нову глобальну мережу для більш системної співпраці українських лідерів з усього світу. Йдеться про створення комунікативної платформи, яка допоможе розвинути нові спільні проекти. Рубрика Global Ukrainians розповідає про новостворені пост-майданні рухи та українських лідерів глобального масштабу, їхні внески та майбутні проекти на підтримку боротьби Українського народу за свободу та за європейський вектор розвитку України. Для кращого розуміння ситуації у США, ми звернулись до глобального та проактивного українця Миколи Воробйова.

Vorobyov
Николай Воробьев, директор Center for Eastern European Perspectives

GU: Николай, как давно Вы в США и каковы были причины переезда ?

Я жил в Киеве, учился в Торгово-Экономическом Университете (сейчас пишу кандидатскую диссертацию). Еще находясь в Украине, закончил две программы Госдепа по журналистике и современных медиа. В рамках одной из программ летом 2013 года оказался в Вашингтоне. Потом получилось побывать ещё в пяти штатах — общался, сотрудничал, развивал партнерские отношения с многими структурами.

Когда начался Майдан, то одна из организаций пригласила меня в США рассказать, что же на самом деле происходит в Украине. Это было начало февраля 2014 года. Я приехал в Вашингтон, начал общаться, и понял, что очень мало людей из Украины, знакомых с информацией первостепенной важности и говорящих на английском языке. Я решил занять эту нишу.

Много времени проработал журналистом — сейчас пишу для изданий «Левий берег», «Хвиля», делаю посты на Фейсбуке. В США провожу интервью с экспертами, буду продвигать видео-контент. Приоритетная задача — налаживание информационного моста между Украиной и Штатами. Я помогаю транслировать для украинцев то, что происходит в США, и наоборот.

GU: Два года Вы активно занимаетесь народной дипломатией. Что за это время было сделано? С кем Вы сотрудничаете ?

Ситуация вокруг событий в Украине тогда обсуждалась очень остро. Актуальна она и сейчас, хотя дискуссии ведутся не так интенсивно. В полемику включались эксперты, журналисты, политики. Первая «волна» моих презентаций касалась событий на Майдане, вторая — войны на востоке Украины. Я довольно много времени провел на Донбассе в горячих точках — около четырех месяцев. Поэтому имел информацию достоверную и, как говориться, с передовой.

Третья «волна» презентаций была посвящена больше проблеме коррупции и антикоррупционным мероприятиям в Украине, так как эта тема очень муссировалась и в Европе, и в США в последнее время.

Vorobyov1
Презентация по ситуации в Украине в США

GU: Мы помним, что даже были афиши в Вашингтоне.

Афиши – не моя идея, а местных активистов. Но я поддерживаю ее, потому что у каждой коррупционной ниши есть имя, фамилия и номер счёта, поэтому надо называть «героев» по именам. Из этических вопросов Порошенко не трогаю, потому что он — Президент. Но есть Шокин, Мартыненко, тот же Яценюк, есть Жвания, Кононенко … Ряд людей, фамилии которых должны чаще звучать в Вашингтоне. Если украинцы не смогут с ними ничего сделать и правоохранительные органы бездействуют, то пускай ими лучше займётся ФБР. Это антикоррупционная активность – вид внешнего давления на украинских чиновников, для которых закон не писан в Украине, ведь их счета на Западе.

Кроме того, с группой активистов мы создали Центр Восточно-Европейских Перспектив – это не правительственная организация, которая призвана служить неофициальным «мостиком» между США и Украиной. Наше преимущество в том, что мы не подчиняемся власти ни в США, ни в Украине, и поэтому можем говорить открыто, разъяснять позицию как здесь, в Вашингтоне, так и в Киеве по поводу событий в Украине, в США. То есть быть народными дипломатами, в прямом смысле этого слова.

GU: Каковы результаты деятельности Вашего центра за последние два года ?

Мы организовали порядка тридцати презентаций. Я лично провёл не меньше трёхсот неформальных встреч в Вашингтоне с абсолютно разными людьми: из Администрации, Конгресса. За это время выработалось определенное доверие к нам. Более того, для Украины я лично написал не меньше сотни статей, интервью, комментариев. Я, наверное, первый такой человек с украинским паспортом, который столько сделал именно в США для Украины.

Vorobyov2
Николай Воробьев с Конгрессвумен Марси Каптур (от Партии Демократов, штат Огайо) в Палате Представителей

Но мы не останавливаемся — сейчас включаемся в президентскую гонку и кандидатам мы хотим дать максимум информации о том, что происходит в Украине. Поэтому расширяем и налаживаем коммуникации с их командами.

GU: В Вашей команде много людей ?

Не очень. Львиную долю роботы я делаю сам. Мне помогают стаферы из Конгресса США. Это должностные лица, которые на волонтерских началах делают переводы, публикации, мониторинги чисто из-за своего положительного отношения к Украине. Некоторые из них даже не были у нас в стране, но сопереживают и помогают информационно и организационно.

К работе подключаются и такие местные структуры, как организация «Разом», «Голос Америки». Но это немного другая ниша – общественная.

GU: Как строиться Ваша деятельность ?

У нас каждый занимается своим направлением. Я больше сфокусирован на Конгрессе и научных центрах. Я часто бываю в Украине и у меня всегда есть инсайдерская информация, которая полезна и в профильных комитетах, и в Сенате, и в Конгрессе. Многие места, где собираются эти люди — не афишируются. Поэтому я занимаюсь деятельностью, о которой 99% людей никогда не узнают.

Vorobyov3
Встреча с бойцами «Правого Сектора» под Донецком

GU: Какие взаимоотношения между разными группами украинцев в США, с Посольством в Вашингтоне ?

Между организациями очень высокий уровень сотрудничества и активности. К примеру, возле российского посольства была совместная акция за освобождение Савченко 9 марта. Был большой благотворительный концерт 20 февраля памяти Небесной Сотни в Посольстве. 12 числа прошло чествование дня рождения Тараса Шевченко.

Посол Валерий Чалый на несколько порядков выше своего предшественника, несмотря на то, что он — не профессиональный дипломат. Во время визита Байдена Валерий Чалый лично летал с ним в Украину. Посольство Украины в США спонсирует много мероприятий. Сейчас оно занимается визитом Порошенко в Соединенные Штаты, который намечен на конец марта.

GU: Какие рекомендации Вы могли бы дать Послу или команде ?

У меня много идей и, наверное, многие из них можно воплотить в контексте неправительственных организаций, потому что Посольство не может себе позволить делать акцент на неформальных встречах. Сотрудники Посольства должны присутствовать на всех мероприятиях, связанных с Россией или Украиной, задавать вопросы, быть в Госдепе. Штат нужно увеличивать, профессионализм – прокачивать и т.д. Кстати, то, что штат Посольства сократили — я не считаю правильным. Вашингтон – столица нашего главного стратегического партнёра. Сюда надо наоборот перебросить основные силы. И, конечно, нужны молодые креативные кадры.

GU:А какие задачи Вы для себя очерчиваете на ближайшее будущее ?

Сейчас в Конгрессе проходит обработку ещё один Закон об оказании помощи Украине — хотелось бы его поддержать мероприятиями. То же и по Надежде Савченко – на следующей неделе надо встретиться с людьми из комитета по международным отношениям и обговорить вопрос усиления давления. Мы с ними знакомы уже два года, провели много совместных мероприятий, поэтому надеюсь на поддержку.

Хочу отметить, что именно неформальные связи играют ключевую роль. Мне непонятно, почему государство не уделяет внимания именно выстраиванию доверительных отношений. Я скажу так, к ключевым украинским политикам в Вашингтоне доверие сейчас очень низкое по сравнению с 2014 годом.

GU: Можете рассказать более подробно о законе по Украине ?

Я думаю, что к лету он будет уже готов. Сейчас идет согласовательная процедура. Там будет предусмотрена и военная помощь. Но пока он может быть ветирован на уровне администрации президента США. Поэтому, скорее всего, этот Закон пишется уже под следующего президента.

GU: Кто наши наиболее сильные союзники в Конгрессе, в Вашингтоне?

Таких людей — много, все зависит от времени, которое они могут уделять вопросам Украины. Но я бы отметил, что есть двухпартийная поддержка: и среди республиканцев, и среди демократов. Например, от республиканцев это Маккейн, Портман, Рубио, Круз. Кстати, законопроект по поддержке Украины в 2014 году приняли единогласно и Конгресс, и Сенат.

Vorobyov4
Со Стивеном Пайфером, научным сотрудником наиболее престижного Brookings Institution в DC

GU: Какие сейчас настроения в Вашингтоне ?

Настроения разные, в основном оптимистические, потому что американцы понимают, что в Украине произошли изменения, и проблема в том, что правительство Украины не может донести это американцам. Нужно рассказать, что с европейских рельс локомотив нашей страны уже невозможно сорвать ни коррупционными схемами, ни скандалами, ни даже внешней агрессией. Альтернативы западному вектору развития уже нет.

GU: А какие упреки можно услышать по отношению к украинской власти в Вашингтоне ?

Коррупция в высших эшелонах власти, отсутствие реформ. Опять таки, парламент, который не должен становиться бойцовским клубом. Американцы не настолько вовлечены в украинскую политику, насколько мы себе это представляем. Да, они готовы принять не популярного политика, так как больше смотрят не на фамилию, а на результаты и ценности.

GU: Понимают ли американцы, какая ситуация в генпрокуратуре ?

Я вижу, что Президент обещает убрать Шокина и еще кого-то, но не делает этого. Американцы со своей стороны могут давать рекомендательные установки. Украинцы сами должны решать свои проблемы, сами понимать, кого они хотят видеть у власти. В этом и есть проблема. Я считаю, что нужно более жестко действовать с украинскими политиками, которые тормозят реформы и занимаются схемами предшественников.

Я думаю, что Украина преувеличивает свою роль для США в регионе. Рычаг давления на Россию – миф. Этим я во многом объясняю такую незначительную помощь от такой страны как США. Там потенциал огромный. С другой стороны, я уверен, если бы Украина показывала реальный прогресс, то отношения с США могли выйти на качественно новый уровень. Агрессия остановлена, и сейчас снова расцвела коррупция — чиновники продолжают бороться за портфели. США будут поддержать экономику Украины, чтобы она не обвалилась полностью, но это до поры до времени. Ведь в то же время Америка видит, что никто особо не хочет модернизировать страну. Поэтому алгоритм прост — есть реформы – есть поддержка.

Я считаю, что мы получаем от Запада 5% того, что могли бы. У нас – реформаторы увольняются и говорят, что президент и его окружение коррумпированы. Конечно, американцы присматриваются к новым лицам в политике, но эпизодических встреч не достаточно. Для того, чтобы получить больше, нужно показать больший результат.

GU: А какая Ваша личная мотивация заниматься тем, чем Вы занимаетесь ?

Во-первых, мне это нравится. Во вторых — я верю в свою страну. В-третьих — личные контакты дают мне бонусы. Я постоянно учусь, и мне это тоже нравится. Совмещаю приятное с полезным. Конечно, хотелось бы делится опытом с людьми в Украине, с молодым поколением, которые хотят воспринимать эту информация, которые составят фундамент новой Украины.

GU: С кем Вы чаще всего общаетесь в Украине ?

Есть разные общественные организации — Майдан закордонных справ, интерны для Верховной Рады, просто группы, которые приглашают меня. Это не какое-то широкомасштабное движение, но я пытаюсь сделать хоть какой-то вклад в развитие украинско-американских отношений. В том числе провожу тренинги на тему, как нужно вести себя в Вашингтоне. Многим политическим делегациям, которые приезжают сюда, эта информация очень даже не повредит.

Vorobyov5
Участие в обсуждении «Возможности военной поддержки Запада»

GU: Какими Вы видите развитие событий в долгосрочной перспективе ?

Я считаю, что западный мир начинает меняться — его достаточно очень сильно лихорадит. Это мы видим и на примере Украины, Европы, США. Задача – удержать позиции и не сдать их другим культурам или цивилизациям. Украина является своеобразным форпостом. Надо сделать так, чтобы христианство, демократия и другие ценности, на которых мы воспитывались, устояли и их не заменил исламский экстремизм, российский шовинизм либо китайская экономическая экспансия.

В контексте столкновении цивилизаций, Украина находится на передовой событий. Россия хочет установить контроль, но я считаю, Украина – сильная страна с сильными людьми, которые уже неоднократно показали, что они способны объединятся и побеждать. Что касается будущего, я полагаю, что все равно оно будет европейским. Тяжело сказать, что произойдет в следующие полгода, год, два. Прогресс будет, но вопрос в том — какой ценной?

GU: А по поводу конфликта с Россией — сколько Запад может сдерживать «русского медведя»?

Вопросы, связанные с Россией, охватывают целый спектр направлений – это и кибербезопасность, и Сирия, и Украина, и Северная Корея. Но, думаю, в ближайшие 10-20 лет мы будем наблюдать закат России — демографический, политический, экономический. Эта страна потихоньку сползает, скорее всего, в объятия Китая. Поэтому Запад Украину не оставит, особенно перед лицом агрессии РФ. Но и Украина должна делать больше для того, чтобы ее хотелось поддерживать.

GU: Какие в США видят сценарии политики Кремля?

Сначала США нужно выбрать следующего профессионального президента с профессиональной командой. Сейчас это самый важный фронт. Что касается России, все прекрасно понимают, что сил захватить Украину у них не хватит. Есть опасения, что могут быть попытки реализовать крымский сценарий в странах Балтии. Но США в этом году перебросили дополнительные две бригады в Польшу, Балтию. Поэтому очень малая вероятность того, что Россия пойдет на полноценный конфликт с НАТО. С другой стороны, Россия и дальше будет создавать проблемы, в том числе и дестабилизировать ситуацию в Украине нелояльными методами. На Западе это прекрасно понимают. Каждый шаг России фиксируется. Я не думаю, что в ближайшее время на Донбассе будет полноценная эскалация или война.

GU: Какой Ваш инсайдерский прогноз на счет выборов в США?

Это тема отдельного интервью. Любой следующий кандидат будет жёстче администрации Обамы, так как от следующего президента зависит много чего. Сейчас три реальных кандидата – Клинтон, Трамп, Круз. Естественно, каждый из них поднимает вопросы вокруг России, Украины, и они будут действовать более решительно. В Кремле это тоже понимают. До выборов Путин попытается взять по максимуму, поэтому нагнетание напряженности продолжится.

Республиканцы – понятно, почему будут пожестче. У демократов, Хилари Клинтон, при которой практически началась арабская весна, прекрасно знает, как иметь дело с диктаторами, и как их ставить на место. У меня единственные сомнения есть по поводу Трампа. Некоторые говорят, что он будет другом. Однако во внешней политике друзей нет, и никогда не было. Месседжи Трампа меняются от дебатов к дебатам. Время покажет. Сейчас главное, чтобы Украина оставалась во векторе внимания. Нужно показывать, что мы – успешное развивающееся государство.

К примеру, украинский миротворческий контингент в Сирии – хорошая идея, так как мы единственная страна, которая знает, как громить российские танки. Такого опыта не имело ни одно из государств НАТО, в том числе США. Надо предлагать себя и свои возможности для того, чтобы быть сильным игроком, а не только приезжать сюда и просить очередной транш.

GU: Насколько сейчас ситуация на глобальном уровне похожа на пороховую бочку, где любая искра может привести к взрыву, как было в начале 20 века?

Я не считаю, что начнется реальная большая война. Сейчас много других методов: дипломатических, кибернетических, информационных — чтобы влиять на события в той или иной стране. Путин использует не только авиацию, но и беженцев, и радикалов в Европе, и пятую колону в Украине.

GU: И какой риск распада Евросоюза?

По поводу того, что Евросоюз не устоит — я слышал и более радикальные сценарии. К примеру, что исламский фактор спровоцирует гражданскую войну. Но думаю, что через 5-10 лет Евросоюз в корне поменяет свой формат. Таким, каким он был до 2016 года, он уже не будет.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.