Системный сбой: три ошибки, которые не дают культуре развиваться

335

Джерело: Українська правда
Автор: Ольга Балашова, Лизавета Герман, Мария Ланько

Несмотря на все кризисы и проблемы, каждый год возникают новые институции, замечательные фестивали и яркие проекты. На культурной карте появляется все больше самобытных локальных явлений за пределами традиционных центров — Киева, Львова и Одессы.

фото 2

С каждым годом стабильно увеличивается количество людей, заинтересованных в художественном процессе. И все же эти очевидные успехи не могут скрыть главного: украинская культурная сфера развивается спорадическими бессистемными рывками (чаще всего в неизвестном направлении), а иногда и вовсе напоминает соревнование в прыжках в высоту не сходя с одного места.

Вот уже 25 лет развитие культуры в нашей стране отдано на откуп увлеченным энтузиастам, которые при всей своей пассионарности не способны устранить три ключевые, на наш взгляд, системные ошибки, для исправления которых нужна государственная воля.

ОШИБКА №1: С КЕМ ВЫ, МАСТЕРА ВОЛОНТЕРЫ?

Как и многие другие сферы общественной жизни в Украине, культура вот уже 25 лет обеспечивается институтом волонтерства, то есть трудом и инициативой людей самоуполномоченных. Эти люди с горящими глазами старались заменить собой отсутствующие институции — создавали фестивали и биеннале, привозили музыкантов и театральные труппы, собирали коллекции и архивы.

ks1
Транспарант Леонида Войцехова «С кем вы, мастера Ренессанса?» на выставке «Одесский концептуализм» в Национальном художественном музее Украины, 2015 год
Фото: artchive.ru

Какое-то время это могло казаться удачным решением. Но проблематичность подобного культурного волонтерства стала очевидна уже к концу 1990-х. Когда первое поколение подвижников начало уходить со сцены, выяснилось, что вместе с людьми уходит и знание, а значит не формируется культурная память, интеллектуальная традиция и преемственность практики, которые в сумме составляют основу ответственного и развивающегося общества.

Очевидно, что в списке дел на 2016-й пунктом номер один значится основательная реформа отношений между сферой культуры и обществом. И если первая должна наконец стать социально ответственной и перестать руководствоваться частными интересами, то второму следует обеспечить соответствующий «запрос» и механизмы финансирования.

Начать этот непростой процесс можно с элементарного аудита и оценки активов. К счастью, 2015 год подарил нам наглядный пример эффективного кризис-менеджмента в насквозь убыточной и концептуально мертвой госинституции. Успех трансформации Центра Довженко в исследовательский центр и публичный культурный кластер не оставляет шансов скепсису и лени — государственные институции можно и нужно возвращать обществу.

Но для создания новых потребуется воля совершенно иного порядка. Здесь, в первую очередь, придется сменить проектное мышление на стратегическое: увольнение министра Кириленко, конечно, важная цель, но куда важнее пресечь саму возможность назначения подобных персонажей на важные позиции.

И вряд ли кто-кто в текущих кабинетах додумается до подобных решений, поэтому вслед за журналистами, юристами, преподавателями, экономистами и рестораторами волонтеры от культуры должны пойти в большую политику.

Нужно выстроить систему открытых и прозрачных условий сотрудничества культурных агентов, общества и государства. Тогда любой фестиваль и перформанс будут частью культурной идентичности, способной к сохранению памяти и развитию, а не просто частной прихотью автора.

ОШИБКА №2: ОБРАЗОВАНИЕ РАДИ ОБРАЗОВАНИЯ VS ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ РАЗВИТИЯ

Проблемы образования в области культуры не уникальны и в общем-то мало чем отличаются от всех других областей знания: герметичная местечковость науки гарантирует низкий уровень поставленных задач, а устаревшие методики, отсутствие конкуренции и механизмов ротации преподавательских поколений приводят к тому, что образование превращается в самозацикленную систему, существующую не для общества, а вне его.

Украинское образование (особенно в сфере культуры) постепенно превращается в симулякр. Студенты часто поступают в вуз не ради знаний и возможности учится у лучших из лучших, а идут за дипломом о профильном высшем образовании. Даже студенты-художники склонны повторять как мантру: «это образование ничего мне не дает, но мне нужен диплом«.

Но самое страшное, что сама система образования устроена так, что люди, доказавшие свою состоятельность реализованными проектами, не могут непосредственно передавать свой опыт студентам, поскольку в прошлом, скорее всего, отказались от академической карьеры в пользу практики.

ks2
Один из курьезов отечественного образования для художников: Гамлета Зиньковского отчислили из Харьковской академии дизайна и искусств в тот год, когда он попал в шорт-лист премии Pinchuk Art Prize
Фото: pinchukartcentre.org

Учитывая общий уровень украинской экономики, профессия преподавателя в ближайшее время вряд ли сможет стать высокооплачиваемой и престижной. А это значит, что для преодоления существующей инерции, обеспечения преемственности и подготовки профессиональных кадров в сфере культуры, необходимо, как минимум, обеспечить доступ к процессу образования и возможность влиять на подготовку молодых кадров уже состоявшимся успешным и востребованным профессионалам.

А растущий спрос на специальности, связанные с культурой (не в последнюю очередь обеспеченный успехами этих самых профессионалов), будет способствовать и конкуренции между вузами в борьбе за абитуриентов, необходимую для гарантированного повышения качества образования.

ОШИБКА №3: ЧЕМ ЗАМЕНЯТ СЕРП-И-МОЛОТЫ НА ФАСАДАХ ДОМОВ (И В ГОЛОВАХ ГРАЖДАН)?

Процесс декоммунизации — долгоиграющая негативная тенденция культурного процесса, мгновенные последствия которой видны невооруженным взглядом уже сейчас, а вот долгосрочные еще только предстоит осмыслить.

ks3
Декоммунизация станции метро «Дворец «Украина» в Киеве
Фото: metronews.ua

С момента принятия закона «Про засудження комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів в Україні та заборону пропаганди їх символіки» в мае 2015-го было демонтировано относительно небольшое количество коммунистических символов и пока что не уничтожено ни одного по-настоящему ценного художественного произведения.

Но ничто не может помешать этому процессу активизироваться и в короткий срок пополнить список новыми идеологически неугодными объектами. Вопреки обращениям со стороны художественного сообщества и нескольким заметным акциям («Над Богом«, «Мозаїки міста«) неизвестными остаются внятные критерии, по которым будут определять судьбу того или иного объекта. Не выстроены и механизмы защиты ценных объектов.

История с декоммунизацией вскрывает две главных проблемы текущей политики по вопросам историческо-культурного наследия, и не только советского.

Первая — обратная очередность созидательных и разрушительных действий. Начав с составления списков подлежащих уничтожению объектов, инициаторы не предлагает ничего взамен. И с этим связана вторая ключевая проблема — приоритет одноразовых и бессистемных, но зато популистских и масштабных акций перед пошаговой постепенной программой изменений.

Вместо избавления от части собственной истории ее стоило бы апроприировать, или даже капитализировать. И если государство не сделает этого в 2016 году с пользой для себя и общества, то частный бизнес (кстати, не обязательно украинский) точно не упустит шанс.

Декоммунизация, как разруха в незабвенной повести Булгакова, — прежде всего в головах. Демонтаж памятников вождям и мемориальных таблиц второстепенным героям октябрьской революции, имена которых давно уже стали абстракцией, не помешают немалой доле населения страны продолжать думать по-советски.

Последнему способствует, среди прочего, логика функционирования общественных институций всех масштабов — от ЖЭКов до министерств, — с которыми гражданам приходится периодически иметь дело. Логика эта остается такой же, как и была до … нет, не до принятия закона «Про засудження…», а до 1991 года.

Поэтому декоммунизацию стоило бы начать с испольнительных органов власти, не отвлекаясь так рьяно на пресловутую символику. Ведь изменение фасада не изменит несущей конструкции, разве что оголит и сделает видимой все ее изъяны.

***

Среди трех названных нами проблем культурной сферы — коммуникации, декоммунизация, образование — невозможно выделить главную или ключевую, ту, с решения которой следовало бы начать. Все они должны быть приняты во внимание одновременно, и только в этом случае появится шанс справиться с каждой из них с минимальными потерями. На нынешнем этапе нам не справиться без политиков в культуре, готовых не просто сотрудничать с властью, лоббируя интересы общества, но уже самим становиться ею, чтобы решать проблемы на системном уровне.

Время, когда всякий инициативный человек был «в поле воином» прошло, теперь нужно работать над созданием условий для возникновения единого с государственным (или, если уже на то пошло, единого государственного) культурного организма, где есть синергия, сотрудничество, свободное перетекание накопленного опыта, целесообразное и продуманное распределение ресурсов и общие для всех культурных агентов цели.

Все мертвые советские рудименты — различные премии, звания, союзы и институции — должны быть либо радикально преобразованы и подключены к живому организму культуры, либо обезврежены и списаны в архив украинской истории.

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.